Среда, 18.10.2017, 01:21
Российская история
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
История России [115]
Краткий курс истории нашей страны
Правители России [5]
Биографии всех российских правителей - от Рюрика до Путина
Войны России [34]
Войны, участником которых была Россия
Наш опрос
Какой теории происхождения государства у славян Вы придерживаетесь?
Всего ответов: 226
Главная » Материалы » Войны России

Гражданская война в России (1918-1922 гг.) - часть 3

Параллельно с советско-польской войной разворачивались боевые действия на юге России. Остатки ВСЮР, укрывшиеся в Крыму и переименованные в Русскую армию, возглавил генерал барон Петр Врангель. Он понимал, что «одна губерния не может воевать с сорока девятью». Врангель пытался договориться с Польшей о союзе и взаимодействии, однако отказался юридически признать независимость и границы нового государства, и договоренности достичь так и не удалось. Генерал с самого начала сознавал, что через не слишком продолжительное время придется эвакуировать Крым, и готовился к этому, чтобы не повторить трагедию провальной новороссийской эвакуации. Одну из главных задач Врангель видел в том, чтобы поднять репутацию белого движения после многочисленных эксцессов, в результате которых население стало называть Добрармию «Грабьармией». Новый главнокомандующий говорил В. Шульгину: «Если уж кончать, то, по крайней мере, без позора... Я хотел хоть остановить это позорище, это безобразие, которое происходило... Уйти, но хоть, по крайней мере, с честью... И спасти, наконец, то, что можно...»

В глубине души у Врангеля и его соратников теплилась несбыточная надежда, что Крым удастся удерживать достаточно долго, чтобы превратить полуостров в «образцовую губернию», чтобы «показать остальной России... вот у вас там коммунизм, т. е. голод и чрезвычайка, а здесь: идет земельная реформа, вводится волостное земство, заводится порядок и возможная свобода... Никто тебя не душит, никто не мучает — живи, как жилось... Ну, словом, опытное поле...»

Крымские сидельцы ждали чуда: либо большевизм эволюционирует в цивилизованное русло, и Крым воссоединится с Россией, либо большевики передерутся друг с другом, советский строй рухнет и Врангель будет призван истосковавшимся по порядку русским народом. Земельная реформа в Крыму отдавала крестьянам помещичью землю за выкуп, который следовало платить в течение 25 лет. Тем самым Врангель хотел обеспечить мобилизацию в свою армию сельского населения полуострова и прилежащих к нему территорий и поступление оттуда остро необходимого для скопившихся в Крыму войск и беженцев продовольствия. Как отреагировали крестьяне на реформу, обнародованную 7 июня, 22 июля 1920 года докладывал главнокомандующему полковник М. Изергин: «Реформа, несомненно, крестьянской массе даст удовлетворение: «Закон, — говорит крестьянин, — хороший, лучше не надо...» Но наряду с таким пониманием в том же крестьянине живет чувство, которое иначе как недоверием определенно и названо быть не может... Совершенно недостаточно разослать по деревням и селам тысячи и десятки тысяч экземпляров приказа главнокомандующего «О земле», в подлинном его виде и... с разъяснениями к нему. Без живого слова их значение сведется к величине, не превышающей пользы курительной бумаги». Война, нехватка времени и средств не позволили Врангелю воплотить в жизнь земельную и административную реформы.

После начала советско-польской войны реорганизованная Белая армия вырвалась из Крыма и к середине июня заняла Северную Таврию. В снабжении вооружением и боеприпасами Врангель теперь целиком зависел от Франции, поскольку Англия еще осенью 1919 года после поражений Колчака, Деникина и Юденича прекратила помощь белым. Ллойд Джордж тогда заявил, что «большевизм не может быть поражен мечом и что в конце концов придется принять другие меры для заключения мира с Россией».

Главной целью врангелевского наступления стал захват зерна нового урожая для обеспечения Крыма продовольствием. Это оставляло мало шансов на поддержку врангелевцев местным крестьянством, которому было все равно, кому фактически даром отдавать свой хлеб — красным или белым. Армия Врангеля разбила посланные против нее советские части, включая кавалерийский корпус Д. Жлобы, и продвигалась за Днепр. 7 августа частям Красной армии удалось захватить плацдарм на левом берегу Днепра у Каховки. Врангель высадил десант в 800 человек в Донской области, чтобы поднять казаков против Советов, однако казаки не выступили, а десант был почти полностью уничтожен.

Более значительный десант под командованием генерала Сергея Улагая был направлен тогда же на Кубань. В случае, если кубанские казаки восстанут против Советов и Улагаю удастся захватить значительный плацдарм, Врангель рассчитывал переправить туда все свои войска из Северной Таврии. Однако уставшие от войны казаки в массе своей не поднялись, а врангелевский десант потерпел ряд поражений и был эвакуирован обратно в Крым.

Но главные события, определившие судьбы белых в Крыму, разворачивались на польском фронте. Объективно Врангель был союзником Польши, но отказывался признавать польскую независимость. После разгрома под Варшавой Ленин и Троцкий стремились помириться с поляками и покончить с Белой армией. Главком С.С. Каменев осознал безнадежность ведения войны с Польшей. 12 октября 1920 года, в день вступления в силу советско-польского перемирия, он предложил Политбюро все силы бросить против врангелевской армии в Крыму, мотивируя это тем, что с Польшей вести борьбу Красная армия все равно не в состоянии: «...Мы не можем рассчитывать на то, что до ликвидации Врангеля мы будем в состоянии, продолжая борьбу с ним, уделить такие силы и средства для Запада, чтобы в короткий срок восстановить там нашу боевую мощь до размеров, гарантирующих нам успех в борьбе с поляками, если бы они разорвали условия перемирия... Необходима резкая массировка сил и средств против одного из... противников, и именно против Врангеля, в силу общей обстановки; с этим решением связан известный риск ввиду ослабления наших сил на западе, но и при половинчатом решении этот риск тоже не может быть устранен в достаточной мере, так как нет никакой уверенности, что одновременно с борьбой на юге мы сможем дать на запад средства для полного восстановления его мощи».

Заключению перемирия с Польшей предшествовал визит Троцкого в штаб Западного фронта. Это посещение Троцкий описал следующим образом: «В штабе фронта я застал настроения в пользу второй войны. Но в этих настроениях не было никакой уверенности... Чем ниже я спускался по военной лестнице — через армию к дивизии, полку и роте, тем яснее становилась невозможность наступательной войны. Я направил Ленину на эту тему письмо... а сам отправился в дальнейший объезд. Двух-трех дней, проведенных на фронте, было вполне достаточно, чтоб подтвердить вывод, с которым я приехал на фронт. Я вернулся в Москву, и политбюро чуть ли не единогласно вынесло решение в пользу немедленного заключения мира».

К миру стремилась и Польша. Польские войска продвинулись далеко на восток. Перед ними находились деморализованные остатки разгромленных армий Западного фронта. Фактически путь на Смоленск и Москву был открыт. Однако надвигалась весенняя распутица и война грозила затянуться. Главное же, поляки вовсе не горели желанием захватывать Москву для генерала Врангеля. Как писал Пилсудский еще в начале 1919 года: «...Возможно, я и смог бы дойти до Москвы и прогнать большевиков оттуда. Но что потом?.. Места у них много. А я Москвы ни в Лондон, ни в Варшаву не переделаю. Только, видимо, отомщу за гимназическую молодость в Вильне и прикажу написать на стенах Кремля: «Говорить по-русски запрещается»...»

Если в противостоянии с Советской Россией, стремившейся зажечь пламя пролетарской революции по всему миру, Польша могла рассчитывать на помощь держав Антанты, то в случае прихода к власти в Москве Врангеля, сторонника «единой и неделимой России», Пилсудский уже не мог полагаться на англо-французскую поддержку польской независимости, пожелай российское «белое» правительство восстановить в той или иной форме контроль над Польшей. «Начальник Польского государства» явно считал большевиков, все-таки заявивших о признании независимости Польши, меньшим злом по сравнению с Деникиным, Колчаком и Врангелем. До Москвы поляки осенью 20-го, наверное, дойти бы смогли — но что потом? Менять одно недружественное российское правительство на другое, не менее враждебное польским интересам? Пилсудский был слишком опытным политиком, чтобы поддаться соблазну водрузить в Кремле русского генерала с помощью польских штыков.

12 октября 1920 года вступило в силу советско-польское перемирие, а 18 марта 21-го, в день, когда войска под командованием Тухачевского штурмовали Мятежный Кронштадт, в Риге был подписан мирный договор. Польша в Белоруссии удержала за собой линию старых германских окопов, так что здесь граница прошла примерно там, где установился фронт в Первую мировую войну. На Украине поляки удержали Восточную Галицию и Волынь, переданные им правительством Петлюры. Граница прошла здесь по реке Збруч.

Петлюровцы и отряды Народно-добровольческой армии Булак-Балаховича попытались самостоятельно продолжить борьбу с Красной армией, но были разбиты в ноябре 1920 года. Операциями против Булак-Балаховича руководил Тухачевский, но эта победа над плохо вооруженными партизанскими группами была лишь очень слабым утешением за неудачный поход на Вислу.

В октябре после перемирия с Польшей советское командование двинуло против Врангеля освободившиеся силы Юго-Западного фронта, включая 1-ю Конную армию Буденного, а также вновь сформированную 2-ю Конную армию бывшего войскового старшины Филиппа Миронова, популярного среди просоветской части донского казачества. Во главе Южного фронта стал М. Фрунзе. В союзе с красными на этот раз выступила армия Махно, заявившего своим бойцам: «Крым ваш и все в Крыму ваше».

У Врангеля было 37 тысяч штыков и сабель, у противостоявших ему частей Красной армии, не считая махновцев, — 133 тысячи. Замысел Фрунзе сводился к тому, чтобы окружить белых в Северной Таврии, не дав им уйти в Крым, на хорошо укрепленные перекопские позиции. Но в ходе развернувшегося в конце октября — начале ноября боя врангелевцам удалось прорваться через боевые порядки 1-й Конной за перешеек. При этом белые оставили пленными половину личного состава — из бывших красноармейцев и недавно мобилизованных крестьян. Врангель не желал увеличивать число едоков в Крыму и нагрузку на корабли в случае эвакуации.

8 ноября Красная армия пошла на штурм Перекопа. Накануне ночью часть войск вброд перешла Сиваш и закрепилась на Литовском полуострове, угрожая перекопским позициям с тыла. После кровопролитных боев вранге-левская армия 12 ноября оставила последнюю линию укреплений у Юшуни и, оторвавшись от противника, направилась к Севастополю и другим портам погрузки и 16 ноября закончила эвакуацию из Крыма. Не в пример новороссийской, она происходила организованно и без паники. В Севастополь и другие города красные пришли только через сутки после того, как последние суда Врангеля их покинули.

Покидая родину, главнокомандующий писал в последнем приказе: «Оставленная всем миром, обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идем на чужбину, идем не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга». Войска и беженцы (около 150 тысяч человек) нашли приют на Галлиполийском полуострове вблизи Стамбула. В Крыму осталось несколько десятков тысяч беженцев, солдат и офицеров, главным образом недавно мобилизованных. Они поддались призывам Врангеля, пугавшего трудностью жизни на чужбине, не покидать родину, если не чувствуют особой вины перед большевиками, и поверили обещанию Фрунзе не преследовать сдавшихся на милость победителей. Однако в действительности тысячи офицеров и гражданских лиц были казнены в ходе наступившего в Крыму «красного террора».

После разгрома войск Врангеля в России вспыхнули массовые антисоветские восстания. Не опасаясь больше реставрации и пересмотра итогов земельной реформы, крестьянство теперь стремилось избавиться от произвола продотрядов и получить право продавать продукты своего труда. Наиболее крупные восстания, на подавление которых были брошены значительные силы Красной армии и лучшие полководцы, разразились в Кронштадте и в Тамбовской губернии.

Против мятежного Кронштадта была брошена 45-тысячная армия во главе с Тухачевским. Восстание моряков началось 28 февраля 1921 года, а уже вечером 7 марта начался артиллерийский обстрел крепости. Выпустили 5 тысяч снарядов. А на рассвете следующего дня на штурм Кронштадта пошли в качестве ударного отряда 3 тысячи красных курсантов (всего же для наступ-1ения было сосредоточено 20 тысяч человек). Расчет делался на то, что восставшие будут застигнуты врасплох, не успеют сразу после горячих митингов организовать надежную оборону, побоятся сражаться с советскими войсками и капитулируют, не доводя дело до кровопролития.

Ленин был настолько уверен в успехе, что 8 марта в политическом отчете съезду заявил: «Я не имею еще последних известий из Кронштадта, но не сомневаюсь, что это восстание, быстро выявившее нам знакомую фигуру белогвардейских генералов, будет ликвидировано в ближайшие дни, если не в ближайшие часы». Но артиллерийским огнем с линкоров и фортов защитники Кронштадта отразили атаку. Наступавшие без маскировочных халатов курсанты представляли собой отличную мишень на непрочном весеннем льду. Почти все участники штурма были убиты или ранены.

Тем временем 10 марта Ленин пообещал поставить вопрос о замене продразверстки продналогом, а 15 марта X съезд партии принял соответствующее решение. Кронштадтцы пришли к выводу, что теперь, когда их основное требование удовлетворено, продолжать сопротивление бессмысленно. Перед началом восстания в Кронштадте насчитывалось около 27 тысяч военных моряков и красноармейцев. Большинство решило остаться в родном городе и не оказывать сопротивления советским войскам. Примерно треть гарнизона собиралась уйти в Финляндию, оставив небольшие арьергарды из наиболее опытных военморов для прикрытия отступления. 14 марта началась подготовка к отступлению. 16 отряды прикрытия заняли позиции на линкорах и фортах, и в ночь с 16 на 17 марта отход на финский берег начался.

В первой половине дня 17 марта кронштадтцам, несмотря на ураганный артиллерийский огонь с материка, удавалось отражать атаки советских войск. Двенадцатидюймовые орудия линкоров при разрыве проделывали во льду широкие полыньи, которые тут же покрывались тонкой ледяной коркой. Многие штурмующие проваливались в них и камнем шли на дно. Большие потери красноармейцы несли также от осколков и ружейно-пулеметного огня. Вечером Тухачевский приказал «сегодня же окончательно завладеть городом и ввести в нем железный порядок... При действиях в городе широко применять артиллерию в уличном бою». В дополнение командарм послал секретную телеграмму о том, что делать с поверженным противником: «Жестоко расправиться с мятежниками, расстреливая без всякого сожаления... пленными не увлекаться». К тому времени основная часть желавших покинуть Кронштадт была уже в Финляндии. Прикрывавший отступление арьергард прекратил сопротивление, и красноармейцы ворвались в город. После подавления восстания к расстрелу приговорили более 2100 человек, а около 7 тысяч отправили в лагеря и тюрьмы. Кроме того, несколько сот кронштад-тцев было расстреляно сразу после штурма.

Более крепким орешком оказалось Тамбовское восстание, которым руководил бывший сельский учитель эсер Александр Антонов. Восстание началось еще в середине 1920 года, когда отряд Антонова, насчитывавший 500 человек, разбил посланный против него караульный батальон. В начале 1921 года в крестьянской армии было уже 20 тысяч человек. После разгрома Кронш-тадтского восстания освободившиеся после этого силы были двинуты в Тамбовскую губернию. В конце апреля 1921 года командующим войсками Тамбовской губернии назначили Тухачевского. Политбюро ЦК РКП (б) 27 апреля решило «назначить единоличным командующим войсками в Тамбовском округе Тухачевского, сделав его ответственным за ликвидацию банд Антонова. Дать для ликвидации месячный срок. Не допускать никакого вмешательства в его дела...»

Силы под началом Тухачевского были собраны нешуточные. Численность советских войск (с тылами) превышала 120 тысяч человек. Непосредственно же на линии фронта против повстанцев действовало 53 тысячи бойцов, подкрепленных 9 артиллерийскими бригадами, 4 бронепоездами, 6 бронелетуч-ками, 5 автобронеотрядами и 2 авиаотрядами. Красноармейцы не знали недостатка в боеприпасах. 63 орудиям, 463 пулеметам, 8 самолетам и 6 бронеавтомобилям антоновцы, насчитывавшие 18 тысяч бойцов, могли противопоставить 5 орудий и 25 пулеметов, к которым катастрофически не хватало снарядов и патронов. Повстанцы, несмотря на сочувственное отношение со стороны населения и свою способность быстро рассеиваться, уходя из-под удара, превращаться на время в мирных землепашцев, чтобы потом вновь собраться в вооруженные отряды и возобновить борьбу, были обречены и все равно рано или поздно капитулировали бы. Но Тухачевский еще 20 апреля, когда встречался с Лениным, обещал вождю мирового пролетариата подавить восстание в самый кратчайший срок. И принял соответствующие меры.

12 мая, в день своего прибытия в Тамбов, Тухачевский издал истребительный приказ № 130. Популярное изложение этого приказа 17 мая опубликовала Полномочная комиссия ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии, озаглавив как «Приказ участникам бандитских шаек»

«1. Рабоче-Крестьянская власть решила в кратчайший срок покончить с разбоем и грабежом в Тамбовской губернии и восстановить в ней мир и честный труд.

2.  Рабоче-Крестьянская власть располагает в Тамбовской губернии достаточными военными силами. Все поднимающие оружие против Советской власти будут истреблены.

Вам, участникам бандитских шаек, остается одно из двух: либо погибать, как бешеным псам, либо сдаваться на милость Советской власти.

3.  Именем Рабоче-Крестьянского правительства Полномочная комиссия вам приказывает:

Немедленно прекратить сопротивление Красной армии, разбой и грабеж, явиться в ближайший штаб Красной армии, сдать оружие и выдать своих главарей...

5. К тем, кто сдаст оружие, приведет главарей и вообще окажет содействие Красной армии в изловлении бандитов, будет широко применено условное осуждение и в особых случаях — полное прощение.

Согласно приказу красного командования за № 130 и «Правилам о взятии заложников», опубликованным Полномочной комиссией 12 сего мая, семья уклонившегося от явки забирается как заложники, и на имущество накладывается арест».

11 июня появился еще более грозный приказ № 171. Он предписывал граждан, отказывающихся назвать свое имя, расстреливать на месте без суда. Семьи повстанцев высылались, а старший работник в семье расстреливался. Также расстреливались заложники из сел, где находили оружие.

Этот Приказ проводили в жизнь «сурово и беспощадно». Он предусматривал более жестокие репрессии, чем применялись англичанами против партизан-буров в англо-бурской войне или испанцами против кубинских повстанцев. Жестокость и огромный перевес сил на стороне Красной армии решили дело. Восстание пошло на убыль. К концу мая в Тамбове, Борисоглебске, Кирсанове и других городах губернии спешно создали концлагеря на 15 тысяч человек и приказали по каждому селу составить список «бандитов». 28 мая войска перешли в решающее наступление на повстанцев. К 20 июля все крупные отряды антоновцев были уничтожены или рассеяны.

В июле Тухачевский применил против скрывающегося в лесах населения химическое оружие, обретя во всемирной военной истории сомнительный приоритет использования удушливых газов против мирного населения. Из-за задержки с противогазами первую газовую атаку произвели только 13 июля. В этот день артиллерийский дивизион бригады Заволжского военного округа израсходовал 47 химических снарядов К тому времени восстание фактически уже было потоплено в крови. К 15 июля в Тамбовской губернии осталось не более 1200 повстанцев, загнанных в леса, голодных, почти без патронов, не представлявших реальной угрозы не восстановленным органам советской власти, ни, тем более, 120-тысячной группировке войск, которую начали готовить к возвращению в места прежней дислокации.

16 июля Тухачевский докладывал Ленину о победе: «В результате методически проведенных операций на протяжении 40 дней восстание в Тамбовской губернии ликвидировано. СТК (руководивший восстанием «Союз Трудового Крестьянства», находившийся под влиянием эсеров. — Авт.) разгромлен. Советская власть восстановлена повсеместно». Но химическую атаку Тухачевский все равно провел. 3 августа командир батареи Белгородских артиллерийских курсов доносил начальнику артиллерии Инжавинского боевого участка: «По получении боевого задания батарея в 8—00 2 августа выступила из с. Инжавино в с. Карай-Салтыково, из которого после большого привала в 14—00 выступила на с. Кипец. Заняв позицию в 16—00, батарея открыла огонь по острову, что на озере в 1,5 верстах северо-западнее с. Кипец. Выпущено 65 шрапнелей, 49 гранат и 59 химических снарядов. После выполнения задачи батарея в 20—00 возвратилась в Инжавино»

Мятежная губерния была блокирована, и подвоза продовольствия туда не было. И вряд ли бы в условиях нэпа вчерашние повстанцы захотели после окончания уборочной страды вернуться в леса. Но требовалось преподать повстанцам предметный урок, чтобы не только им, но и детям и внукам бунтовать было неповадно. Для этого и нужны были расстрелы заложников и газовые атаки против искавших убежища в лесах. И цель была достигнута. Сколько народу истребили бойцы Тамбовской армии под руководством «красного Наполеона», мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Наверняка счет шел на тысячи, если не на десятки тысяч. Сам Антонов погиб в перестрелке в июне 1922 года.

Последний очаг гражданской войны был потушен в октябре 1922 года, когда Красная армия заняла Приморье, где укрывались остатки армий Колчака и Семенова Они отступили в полосу отчуждения Китайско-Восточной железной дороги, где в Харбине еще до революции существовала многочисленная русская колония. Эти финальные операции Гражданской войны разворачивались следующим образом.

В апреле 1920 года на восточной окраине России образовалась Дальневосточная Республика, в правительстве которой преобладали большевики, но имелись и меньшевики с эсерами. 14 мая РСФСР признала ДВР и обязалась оказывать ей военную и финансово-экономическую помощь. Еще в марте продвижение Красной армии было остановлено на рубеже озера Байкал. ЦК РКП (б) приняло решение не занимать немедленно Дальний Восток, поскольку там было много японских оккупационных войск, а к войне с Японией Советская Россия не была готова. Решено было создать «буферное государство». С его помощью Советская Россия могла торговать с Японией и США, с которыми не было официальных торговых и дипломатических отношений.

Правительство ДВР заключало соглашения о концессиях с американскими и английскими фирмами. Такие же соглашения с японскими фирмами обуславливались выводом японских войск. В феврале 1921 грда ЦК РКП (б) заподозрило первого главу ДВР бывшего меньшевика А. Краснощекова в стремлении сделать из своей республики действительно независимое государство и заменило его более послушным Н. Матвеевым из забайкальских казаков

В ДВР из партизанских отрядов была создана Народно-революционная армия, которая в октябре захватила оставленное японцами Забайкалье, изгнав оттуда отряды атамана Г. Семенова. В декабре власть ДВР признала Владивостокская земская управа, однако 26 мая 1921 года во Владивостоке произошел переворот. При поддержке белогвардейских войск к власти пришли местные промышленники братья С. и Н. Меркуловы, которые повели борьбу с ДВР.

В конце мая в Забайкалье вторглись войска соратника Семенова барона Романа фон Унгерна, до этого установившего свою власть в Монголии Красная армия и НРА вели с ним бои с переменным успехом. В августе Унгерн был выдан красным восставшими монголами его «азиатской дивизии», а сама эта дивизия ушла в Маньчжурию.

В декабре белые отряды из Приморья под командованием генерала В. Молчанова захватили Хабаровск, но в феврале 1922 года были выбиты оттуда частями НРА во главе с героем штурма Перекопа В. Блюхером. В июне Меркуловых сменил последний колчаковский главнокомандующий генерал М. Дитерихс, пытавшийся сформировать новую армию — Земскую рать, но это не спасло положения. 25 октября войска ДВР заняли Владивосток после того, как в начале месяца Япония вывела свою армию из Приморья. 15 ноября 1922 года ДВР воссоединилась с РСФСР.

Потери в Гражданской войне могут быть определены только очень приблизительно путем демографических оценок общей численности населения на разные даты и в одинаковых границах и потерь Красной армии, о которых имеются лишь неполные и разрозненные сведения. Население Российской империи (без Финляндии) перед революцией февраля 1917 года оценивается в 176,3 миллиона человек, а с вычетом безвозвратных потерь погибшими и пленными, понесенными к тому времени русской армией — в 171,9 миллиона человек. Кроме того, население вассального Бухарского эмирата можно оценить примерно в 3 миллиона человек, а вассального Хивинского ханства — в 0,75 миллиона человек. Население отошедших от Российской империи после революции территорий Польши (с включением сюда Западной Белоруссии, Виленской области и пограничных украинских территорий), государств Прибалтики, Бессарабии, а также пограничных территорий, отошедших к Турции, оценивается нами на начало 1917 года в 25 миллионов человек, а потери погибшими до конца первой мировой войны — еще в 0,5 миллиона человек. Суммарный естественный прирост населения СССР в границах на начало 1926 года (после возвращения Японией Сев. Сахалина) в период 1917—1925 гг. включительно оценивается нами в 3,33% или в 5 млн. человек. Кроме того, примерно 2 млн. человек эмигрировало из Европейской России и не менее 0,5 млн. человек — из Средней Азии и Кавказа. С учетом этого население СССР, без учета погибших и избыточной смертности населения от голода и болезней в годы гражданской войны к началу 1926 года должно было составить около 152,65 млн. человек, на практике же перепись 1926 года определила численность населения в 146,9 млн. человек. Разница в 5,75 млн. человек— это примерная величина безвозвратных потерь в гражданской войне, включая сюда и избыточную смертность населения, напрямую не связанную с военными действиями — от эпидемий тифа, испанки и других болезней.

Потери собственно Красной армии в 1918—1920 годах оцениваются в 153 тысячи убитых, из которых в борьбе против белых армий и повстанческих отрядов погибло около 89 тысяч, а в борьбе с Польшей — 64 тысячи человек. Кроме того, в советских войсках было 55 тысяч умерших от ран и 380 тысяч умерших от болезней. Белые армии значительно уступали Красной армии в численности (1—1,5 млн. человек в короткий период максимальной совокупной численности в 1919 году, тогда как Красная армия уже 1 июля 1919 года насчитывала более 2,3 миллиона человек, а к 1 ноября 1920 года — более 5,4 миллиона человек, всего же в нее было мобилизовано до 6,4 миллиона человек), но, вследствие наличия в их составе относительно большей доли офицеров и кадровых военнослужащих, превосходили ее в целом по боеспособности. Предположим поэтому, что и соотношение числа убитых между красными и белыми армиями было примерно таким же, как и на русском фронте первой мировой войны, и на советско-польском фронте, т. е. 1,6:1, и что из 89 тыс. убитых красноармейцев примерно 80тыссяч, или 90%, погибли в борьбе с белыми армиями, а остальные 9 тысяч — в борьбе с войсками украинского правительства и разного рода повстанцев. Тогда потери белых армий можно оценить в 50 тыс. убитых.

Кроме того, в борьбе с Красной армией польская армия потеряла 38 тысяч убитых, а союзные ей армия украинского правительства Петлюры и Народная армия Булак-Булаховича — 3 тысячи убитыми. В белых войсках от ран умерло 18 тысяч человек, а от болезней — 127 тысяч человек. Еще 320 тысяч человек погибло в рядах «зеленых» армий и прочих иррегулярных партизанских отрядов. Еще около 110 тысяч солдат красных и белых войск погибло в ходе боевых действий в 1921 — 1922 годах. Общие же безвозвратные потери вооруженных сил всех сторон в 1918—1922 годах достигали 1 260 тысяч человек Жертвами «красного террора» стал, как минимум, миллион мирных граждан, а жертвами террора со стороны всех других армий — не менее полумиллиона человек.

В польском плену из примерно 130 тысяч красноармейцев скончалось 18—20 тысяч человек. В советском плену побывало примерно 30 тысяч поляков. Данных о смертности среди них нет. Всего из Польши возвратилось 78 тысяч бывших пленных, а из Восточной Пруссии — 41 тысяча интернированных красноармейцев.

В результате победы большевиков в Гражданской войне создались условия для будущей сверхмилитаризации России, после которой новые лидеры страны рассчитывали более успешно повторить неудавшийся в 1920 году поход на Запад, чтобы принести туда на красноармейских штыках «мировую пролетарскую революцию». Победа Ленина и его соратников была предопределена тем, что их поддерживали гораздо более широкие слои населения страны. Западные же державы не имели сил для оккупации российской территории. Их солдаты после кровопролитной мировой войны не желали сражаться в России, в которой не видели никакой угрозы своим интересам и откуда исходили привлекательные для масс лозунги свободы, равенства и братства. Разгром советских войск под Варшавой создал представление о слабости Красной армии. В течение почти двух десятилетий после этого на Западе утвердилось представление о том, что «экспорт революции» — это не более чем громкий лозунг, лишенный реального наполнения. Только в 1939 году вооруженный до зубов Советский Союз внезапно предстал перед Западной Европой, как Ганнибал у ворот Рима.
Раздел: Войны России | Добавил: russia-history (07.03.2009)
Просмотров: 1588 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Друзья сайта
Курс валют
Российский рубль Курс Российского Рубля Информер
Швейцарский франк(CHF)//-//
Фунт стерлингов(GBP)//-//
ЕВРО(EUR)//-//
Доллар США(USD)//-//
Японская иена(JPY)//-//
Праздники России Благотворительный фонд помощи детям-сиротам 'Большая семья'
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017
Сайт создан в системе uCoz